Прокурор требует для Сиволапа 17 лет колонии строгого режима

В ходе прений, которые состоялись вчера в Свердловском областном суде по делу бизнесмена Виталия Сиволапа, обвиняемого в убийстве судебного пристава Сергея Дмитриева и уклонении от уплаты кредиторской задолженности, гособвинение запросило для подсудимого 17 лет лишения свободы строго режима с ограничением свободы после освобождения еще на 2 года и со штрафом 100 тыс. рублей, передает корреспондент Znak.com.

Отметим, ранее сообщалось, что за инкриминируемые Сиволапу преступления ему грозит пожизненное заключение.

Согласно позиции прокуратуры, у Сиволапа была возможность оплатить свои долги, однако он всячески уклонялся от этого. В частности, переписав все имущество на экс-супругу Оксану Чернавскую и ее мать Валентину Чернавскую.

«В этой части действия подсудимого напоминают то, о чем говорил герой актера Папанова в фильме „Берегись автомобиля“ своему зятю: „Ты вообще живешь на совете по доверенности! Машина на имя жены, дача на мне, у тебя ничего нет“, — позволила себе небольшое лирическое отступление представитель гособвинения. — По договору о разделе имущества бывшей супруге Чернавской досталось имущество на 120 млн рублей, Сиволапу только на 120 тыс. рублей, хотя именно он, как было показано в суде, приносил основной доход в семье».

Эпизод с покушением на пристава Дмитриева, после которого силовик скончался, гособвинение тоже сочло доказанным. В частности, в суде сегодня снова было указано на то, что Сиволап в отношениях с приставами вел себя агрессивно, намекал, что «если бы сейчас были 90-е, то разобрался бы с приставами по-другому», «обещал, что на голову может упасть некий предмет». «На месте происшествия Сиволап вел себя вызывающе. После произошедшего вышел из подъезда и только заметил, что „в этом доме приставов, видимо, не любят“», — зачитала гособвинитель показания коллег пристава Дмитриева, также присутствовавших на месте преступления.

Гособвинитель также сослалась на показания соучредителей похоронного дома «Вознесение» Владимира Владимирова и Анисимова, которые дали показания, что Сиволап сам рассказывал им после покушения в приватном разговоре о том, что кидал бутылку и был «подавлен», так как подозревал, что это грозит ему серьезными уголовными последствиями.

До начала прений Сиволап выступил с ходатайством о проведении ряда экспертиз. В частности, о повторной молекулярно-генетической экспертизе. На бутылке, которой был убит пристав, есть потожировые следы Сиволапа. Однако сам подсудимый заявил, что эта бутылка не его и его следы могли перенести на нее намеренно. Кроме того, бизнесмен затребовал некую физико-математическо-баллистическую экспертизу. Цель — установить, откуда бросалась бутылка, попавшая в голову приставу Дмитриеву.

«Меня судят за преступление, которого я не совершал. Уважаемый суд, когда меня только задержали, мне сразу сказали: „Ты лучше сознайся, иначе тебя закатают по полной“. Я только сейчас понял, что это такое», — заявил Сиволап.

Суд, заслушав мнения всех участников процесса по этому поводу, во всех ходатайствах Сиволапу отказал. В частности, представитель прокуратуры указал на то, что все необходимые экспертизы были проведены ранее в рамках следствия и оснований сомневаться в их результатах нет. Кроме того, осколки бутылки уже не годятся для проведения молекулярно-генетической экспертизы, так как по ходатайству того же Сиволапа и его защиты в суде вскрывалась коробка с этими осколками и проводился их осмотр.

«Что вы хотите там сейчас обнаружить, если кто только эту бутылку уже не трогал, даже уважаемый судья, и почему ходатайство о проведении повторной экспертизы вами не заявлялось ранее?» — задала риторический вопрос представитель прокуратуры.

Адвокаты потерпевших Павел Чечеткин, защищающий интересы семьи погибшего пристава, и Михаил Паршуков, защищающий бизнесмена Владимира Ромаса по делу о кредиторской задолженности, также высказались против удовлетворения ходатайств Сиволапа. По мнению защитников, подсудимый просто пытается затянуть процесс и отсрочить вынесение окончательного вердикта. При этом, как считают Чечеткин и Паршуков, Сиволап не смог даже сегодня в суде описать некоторые экспертизы, на которых настаивает, и сообщить, проводятся ли такие исследования в России вообще.

Отметим также, что перед началом прений защита Ромаса попросила суд принять уточненные финансовые требования к Сиволапу. В частности, потерпевший пожелал уменьшить на 1 млн рублей до 500 тыс. рублей сумму морального вреда. «Семья погибшего пристава Дмитриева запросила также в качестве компенсации 1,5 млн рублей. Мой доверитель готов получить меньше и считает, что пусть деньги лучше выплатят родственникам пристава», — пояснил Паршуков. С учетом суммы задолженности, процентов за пользование чужими деньгами и моральной компенсации Ромас в итоге затребовал порядка 8,2 млн рублей.

Оставить комментарий:

Ваш email не будет опубликован

Подвал сайта

Скользящяя боковая панель