“Ну дала и все! Я же не запрещала…” За какие заслуги тёща-подельница Сиволапа прятала зятька на своей даче

Пока в судебных слушаниях по делу об убийстве судебного пристава объявлен долгий перерыв (до 12 декабря), мы продолжаем знакомить читателей и журналистов с делами семейства мошенников Сиволапов-Чернавских. Из них вы узнаете: где была тёща в момент убийства пристава и где обедал Сиволап, сколько кредитов набрала Валентина Чернавская ради своего зятька Виталия Сиволапа, а вот зачем тёща скрывала одиозного зятька на своей даче – остается лишь догадываться.

(Стенограмма предыдущего заседания в Областном суде)

– Валентина Дмитриевна, скажите, потерпевший Владимир Ромас вам знаком?

– Да, знаком. Мы вкладывали деньги в долевое участие. Салон красоты у нас был, он ходил туда вместе со своей женой.

– Замечательно. Личных неприязненных отношений у вас к нему нет?

–  Нет.

–  Хорошо. Валентина Дмитриевна, Сиволапу вменяется два эпизода: первый, который произошел 5 октября 2016 года с судебным приставом, и второй о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности. Давайте по первому: кому принадлежал этот злосчастный автомобиль Range Rover?

– Мне.

– А во время событий где вы находились?

– Дома, на Шварца, 8, 178. Часа в четыре мне позвонила дочь, сказала, что машину арестовали и что какой-то предмет упал на охранника. Потом она попросила вечером приехать к ней, мы обе были в шоке.

– А от чего вы были в шоке: что автомобиль арестовали или что предмет упал на пристава?

– Ну, наверное от автомобиля.

– Понятно. А почему, если кто-то что-то бросил, то обвиняют вашего бывшего зятя?

– Потому что он там кушал. Больше-то я ничего такого не знаю. Я считаю, что он не мог этого сделать. Это даже не обсуждается, я так считаю!

– По уклонению от погашения кредиторской задолженности перед Владимиром Ромасом. Вам известно, что был договор займа, что был суд?

– Нет, не известно.

– Что решение суда было взыскать такую-то сумму?

– Нет, ничего не знаю.

– Скажите пожалуйста, четыре миллиона девятьсот тысяч… Договор займа с Виталием Николаевичем, по которому вы ему предоставили 4,9 миллиона рублей… Такая ситуация была?

– Я просто давала ему деньги, ему надо было заплатить в банк.

– В какой банк?

– Я уже не помню, в какой.

– Россельхозбанк?

– Ну, наверное, точно не помню.

– А какую сумму вы ему дали?

– Что вы имеете в виду?

– Эти 4,9 миллиона рублей?

– Да, наверное, такую и дала.

– А вы ему дали по договору займа или безвозмездно?

– Я так ему дала.

– Договор займа не заключали?

– Вы понимаете, я ему много денег давала…

– То есть вот эти 4,9 миллиона вы ему дали не в долг, а просто так. Как было-то?

– Ну дала и все.

– Так он вам их должен был вернуть?

– Он мне много что должен!

– Так вы договор займа подписывали или нет?

– Не помню.

– Виталий Николаевич должен был вам вернуть эти 4,9 миллиона или нет?

– Ну… наверное, должен.

– Хорошо, ну а какую-то сумму он вернул вам из них?

– Нет.

– А двести тысяч он вам возвращал?

– Да.

– Ну вот! А когда он вам вернул?

– Не помню.

– Он эти двести тысяч вам лично возвращал, или на карточку?

– Не помню. Лично, наверное.

– А где это было?

– Не помню.

– Он находился на вашем иждивении?

– Ну почему, он все равно работал.

– Вот! Бизнес у него какой-то был свой?

– Ну, не знаю.

– А работал он где и кем?

– Он работал директором у меня в компаниях.

– И какая зарплата у него была?

– Не знаю, не помню. У него была доверенность я ему доверяла, а в суть не вникала.

– За границу они ездили, с какой периодичностью?

– Ну, раз в год-то точно ездили.

– Скажите, суммой в 3-4 миллиона ваш зять располагал?

– Откуда я могу знать, ведь я к нему в карман не лезу.

(представитель потерпевшего Владимира Ромаса)

–  За все время у вас большой был объем договорных отношений с Виталием Сиволапом?

– Не знаю, может, какие-то и были. Наверное.

(Владимир Ромас)

– Ваш бывший зять сказал, что он не отвечает за действия тещи, поэтому я вас хочу спросить лично: почему вы были против выделения ½ доли помещения в доме на Шварца 14, принадлежащей Сиволапу?

– Потому что я вкладывала деньги и думала о своих внуках и дочери, чтобы это досталось им.

– Ваш зять Сиволап утверждает, что что если бы приставы реализовали эту долю, то долг перед Ромасом был бы погашен. Вопрос: с какой- же целью вы возражали?

– Чтобы оставить долю внукам.

– Хорошо. Вот вы ему дали нотариальную доверенность действовать от вашего имени. Но сам Сиволап утверждает, что по образованию он инженер-строитель, при этом у него нет ни экономического, ни финансового, ни бухгалтерского образования. Чем вы руководствовались, когда доверили ему управлять вашим имуществом? Или имущество принадлежало ему?

– Я считаю, что какие-то экономические знания в пединституте тоже дают. Поэтому я считаю, что он мог этим заниматься.

(представитель Ромаса)

– Известно ли вам о займе в банке Интеза на 9 миллионов рублей в сентябре 2013 года?

– В какой-то Интезе кредит да, я брала.

– Кто погасил этот кредит в итоге?

– Этого я уже не помню.

– По поводу автомобилей Range Rover и Jaguar… Эти автомобили кому принадлежали?

– Я брала кредит и поэтому они принадлежали мне.

– Почему после развода он им пользовался?

– Потому что все равно я ему доверяла.

– Как вы прокомментируете сообщение вашей дочери, что автомобиль Jaguar ей подарил муж?

– Учитывая, что это было в журнале, то это просто пиар.

– Хорошо. Вот вы с Виталием Николаевичем заключили договор займа на 4,9 миллиона рублей, но и по кредиту в Интезе вы были поручителем тоже, и даже платили деньги по нему. Так вот вы, как поручитель, отдаете деньги и даете деньги Сиволапу наличными (хотя вы не могли этого делать), чтоб он заплатил кредит как поручитель. Зачем усложнять, если вы могли сами взять и заплатить.

– Дело в то, что у меня гипертония, поэтому я сама не смогла идти в банк.

– В таком случае могли бы дать ему доверенность и он бы заплатил вместо вас.

– Не помню, почему.

– Ну а после развода Виталия Сиволапа с Оксаной Чернавской они раздельно жили? А где?

– Где Виталий Николаевич жил я не знаю, а Оксана Викторовна на Шейнкмана 121.

– Скажите, а у вас есть дача в Сысертском районе?

– Да.

– А в 2015-2016 году Виталий Николаевич тужа приезжал?

– Конечно.

– С какой периодичностью он приезжал?

– Ну не знаю, я же не запрещала.

– А как они с Оксаной Викторовной в эти моменты взаимодействовали?

– Оксана Викторовна туда практически не приезжала.

– Можете ли вы рассказать о займе в 30 миллионов рублей, который вы дали Сиволапу в 2004 году?

– Да. Дело в том, что у меня был гражданский муж, который очень много мне помогал и давал деньги. Вот я и дала их на развитие бизнеса в 2004 году.

– Бизнеса или лично Виталия Николаевича?

– Бизнеса.

– Эти деньги-то он вам как-то возвращал?

– Нет. Получается, что когда у них начались эта вот ругань в 2014 году я пошла в суд, чтобы себя обезопасить.

– То есть вы у того человека взяли 30 миллионов без договора займа и Виталию Николаевичу их передали по договору, да?

– Да, я просто доверяла.

– У вас было нежилое помещение на Шварца, которое, как вы только что сказали, хотели бы оставить внукам. А договор аренды на него вы с кем-то заключали? Вы сдавали его?

– Да, Банку 24.ру

– Вы арендную плату получали?

– Да.

– А с Виталием Николаевичем договор доверительного управления вы заключали?

– Да, но он не регистрировался.

– А деньги, которые вы получали за долю Виталия Николаевича вы их потом куда девали?

– Деньги перечислялись в Райффайзенбанк, где был кредит и Виталий Николаевич мог их снимать. У нас две карточки было: и он мог пользоваться тоже.

– То есть, счет ваш, а обе карточки на его имя?

– Да, по-моему.

– Как вы считаете, кто больше зарабатывал: он или Оксана Викторовна? Кто был кормильцем в семье?

– У Оксаны Викторовны были и кафе и салоны, то есть она зарабатывала.

– По сути она была кормильцем в семье?

– Да-да.

– Скажите, осенью 2015 года вы 5 миллионов рублей для погашения долгов по зарплате вносили?

– Я уже не помню.

– А на вашу карточку поступали ли какие-то средства в 2014, 2015, 2016 годах по возврату займа за Сиволапа Виталия Николаевича?

– Знаете, я на карточки не смотрела.

– А суммы в 11 миллионов в 9 миллионов в 2 миллиона для вас заметны?

– Я как-то не обращала внимания.

– Были ли дополнительные карточки? На Сиволапа, на дочь…

– Да.

– То есть они могли вашим общим счетом пользоваться.

– Да.

– Квартиры в ЖК «Антарес» на чьи деньги были куплены?

– Это Оксана покупала.

– А деньги, которые вы давали Виталию Николаевичу, он их возвращал? Или вы в одностороннем порядке просто ему давали?

– В одностороннем, да.

– В управлении вашими предприятиями вы какое-то участи принимали?

– Нет, он же директором был, я ему доверяла.

– А какие-то юристы, кроме Елены Луниной, у вас работали?

– Валерий Ермаков у нас работал, когда-то давно.

– У вас были долги перед службой судебных приставов. Вы сказали что их оплатили известно ли вам как это произошло?

– Ну я не помню и не знаю как это было, там же бухгалтер работает.

– А бухгалтера как зовут?

– Настя. Фамилию не помню.

– После строительства здания похоронного дома «Вознесение» кто стал собственником здания?

– Ну я, наверное.

– За последние три года у вас какой-то доход, кроме пенсии, был?

– Ну, наверное… Но сейчас только пенсия.

– Оспаривался ли вами договор займа на 4,9 миллиона рублей и какое-то участие в банкротном деле Виталия Николаевича вы принимаете?

– В банкротном… если только по 30 миллионам.

 

(Владимир Ромас)

– Валентина Дмитриевна, помните у нас с вами был суд и вы предложили в качестве платы за помещение фальшивые векселя?

– Ой, нет, уже не помню, конечно.

– Есть решение суда на эту тему…

– Нет, не помню.

– У вас был дома сейф и там хранились большие суммы денег. Вы когда Виталию Николаевичу передавали эти суммы вы как-то это оформляли?

– Нет.

– Он вам говорил для чего эти суммы берет?

– Когда говорил, когда нет.

Оставить комментарий:

Ваш email не будет опубликован

Подвал сайта

Скользящяя боковая панель